Make your own free website on Tripod.com
 

Публикуется по изданию: Л.А. Лелеков Авеста в современной науке, М. 1992 г.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Л.А. Лелеков

Представлять читателю книгу, автора которой уже нет с нами, -задача непростая, ибо такое предисловие почти непременно встретит скептическое отношение. Любое содержащееся в нем замечание будет не без оснований расценено как не слишком в данной ситуации уместное, а всякая похвала может быть воспринята как продиктованная не столько реальными достоинствами работы, сколько обстоятельствами, при которых она появляется перед читателем. Существенно также, что публикуемое исследование посвящено сугубо специальным проблемам и вряд ли попадет в руки совершенно неподготовленного, случайного человека; значит, нет необходимости и в объяснении значения поднимаемых в книге вопросов, их места в истории мировой культуры. Вследствие всего. сказанного представляется правильным ограничиться в этом предисловии всего несколькими словами о самой книге и о ее авторе.

Отношение между интеллектуальными и духовными устремлениями человека, с одной стороны, и его профессиональной деятельностью, с другой, могут складываться по-разному. Есть люди, для кого работа, которой они заняты, составляет основной смысл жизни, она целиком поглощает их ум и душу. Другие, напротив, трудясь всю жизнь в какой-то определенной сфере и даже достигая в ней значительных успехов и заметного положения, постоянно мечтают о совершенно иной деятельности. Иногда эти устремления так и остаются несбывшейся мечтой; иногда же таким людям все же удается уделять любимому занятию крохи свободного времени, и тогда оно получает отчасти забавное, отчасти обидно-уничижительное наименование - хобби.

Судьба Леонида Аркадьевича Лелекова (1934 - 1988) не вписывается ни в один из перечисленных вариантов. Его недолгая и не слишком простая трудовая жизнь может, пожалуй, служить примером самого счастливого из возможных вариантов самореализации человека: у него было два любимых дела, обоим он в разной мере отдавал свой ум, свое время, свою душу. И хотя его служба на протяжении десятилетий была связана лишь с одним из этих дел - с теорией и историей реставрации художественных памятников, второе любимое дело -изучение истории и культуры древних индоевропейских народов, в первую очередь иранистика, - отнюдь не было для него побочным занятием, способом заполнения досуга, легким хобби. Это была в прямом смысле вторая его специальность.

На этом поприще Л.А. Лелековым сделано много. Нет ни возможности, ни необходимости перечислять здесь опубликованные им исследования по названной проблематике. Круг его интересов и в этой сфере был необычайно широк и разнообразен. Но к темам, особо его увлекавшим, должна быть прежде всего отнесена история религии древних иранцев, в частности зороастризма. Изыскания именно в этой области нашли суммарное отражение в предлагаемой вниманию читателя книге. Избранный в ней ракурс рассмотрения проблемы - историографический - также вполне закономерен: не отказываясь провозглашенного выше намерения избежать в этом предисловии каких-либо оценок и тем более рекомендаций, не могу, однако, не отметить, что знание Л.А. Лелековым отечественной и зарубежной литературы по очерченной проблематике было поистине беспрецедентным. Для каждого, кто бы ни обратился к нему за советом или справкой, он мог служить лоцманом в безбрежном и не слишком хорошо известном в нашей стране море этой литературы. В определенной мере роль лоции в этом море может сыграть и публикуемая его работа.

Впрочем, было бы несправедливо оценивать эту работу как бесстрастный путеводитель по авестологической литературе. Парадоксальный ум Л.А. Лелекова питал пристрастие к нетривиальным гипотезам, именно их он искал - порой неосознанно - в трудах других ученых, им в значительной мере отдавал предпочтение в собственных исследованиях. Эта черта не могла не повлиять на отношение коллег к его работам по иранистике - зачастую предельно критическое, порой граничащее с прямым неприятием. Однако по мере того, как эти споры уходят все дальше в прошлое, отчетливо понимаешь, какое важное дело делал тот, кто постоянно обращал наше внимание на подобные нетривиальные концепции, на выламывающиеся из общего ряда гипотезы, какими животворными импульсами являлись для аудитории публикуемые Л.А.Лелековым обзоры зарубежной литературы и его оригинальные исследования. Всего этого так часто не хватает в научной жизни.

И еще на одном обстоятельстве следует остановиться прежде, чем читатель обратится к тексту этой работы: публикуемая рукопись создавалась не как книга, а как докторская диссертация. Разумеется, изменить ее содержание коренным образом это обстоятельство не могло. Но те, кто знаком с практикой защиты диссертаций, существовавшей в нашей стране долгие годы, а во многом живой и поныне, сами легко определят черты книги, обусловленные этой особенностью ее происхождения. Здесь и строго ограниченный объем, заставлявший автора исключать из текста многие детализирующие пассажи: и сугубо каноничная структура вводных разделов; и - что скрывать! - определенная самоцензура в отношении наиболее спорных суждений и гипотез. Наверное, если бы эта работа адресовалась не спецсовету, а читателям книги, автор написал бы ее несколько по-иному.

Но переработать рукопись в этом ключе Л.А. Лелекову уже не было суждено. Законченная как диссертация несколько лет назад, эта рукопись тогда же была принята к защите. По зависящим отнюдь не от автора обстоятельствам - в связи с реорганизацией совета - защита была отложена. 3атем, наконец, ее срок был назначен, но она так и не состоялась. Автор, успевший сделать так много, не успел получить искомую, как пишут в официальных отзывах, степень...

Пускай же хотя бы в таком, не вполне соответствующем замыслам самого Л.А.Лелекова виде эта рукопись дойдет до читателя.

Доктор исторических наук
Д.С. Раевский

 
 

Назад Наверх Далее
Web-дизайн: 2003 К.М.ПастуховаП.А.Свиридов