Make your own free website on Tripod.com
 

Публикуется по книге: Дубровина Т.А., Ласкарева Е.Н. Заратустра. - М.: Олимп; ООО "Фирма "Издательство ACT", 1999. - 208 с.


ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ

 

По ту сторону севера, льда и сиюминутности, по ту сторону смерти, в стороне от всего: наша жизнь, наше счастье!

 

Ни на суше,
ни на воде
не найдешь ты путей
к гипербореям:
так предсказали нам
мудрейшие уста.

Ф. Ницше

Заратустра пророчит о грядущем

Мы уже рассказывали о том, что, еще будучи ребенком, Заратустра мог предсказывать грядущее. Все будущее мира было открыто перед его взором.

Но “мелкие” предсказания, касающиеся скорой смерти колдуна или того, что ожидало самого пророка при его жизни, хоть и представляют интерес, но вряд ли являются актуальными для нас.

Что же глобального предрекал пророк, которому Ахура Маздой были открыты все тайны мира?

В пехлевийском эпосе “Бахман-яшт” приведены диалоги Заратустры с Ахура Маздой, в которых он открывает перед ним картину будущего, говоря, в частности, о грядущем рождении царевича из династии Кавиев.

“В ночь, когда родится этот. царевич, над местом его рождения с неба упадет звезда. Когда ему исполнится тридцать лет, он явится с бесчисленной армией, вооруженной победоносным оружием, и со множеством знамен. И как только планета Ормазд — Юпитер займет свое высшее положение на небосводе, а Нахид — Венера низойдет вниз, этот царевич станет властелином”.

О каком же царевиче говорится в пророчестве?

В одном из апокрифических евангелий, в “Евангелии Детства”, есть такие строки:

“Когда Иисус, Господь наш, родился в Вифлееме, в Иудее, во времена царя Ирода, пришли с востока маги в Иерусалим, как это было предсказано Зердуштом”.

Вы уже догадались, о каких магах идет речь? О тех, которых Евангелие от Луки именует пастухами, а Евангелие от Матфея — волхвами... О тех, кто пришел поклониться младенцу Иисусу, чье рождение было предсказано Заратустрой почти за две тысячи лет до нашей эры.

Вообще ни у кого из библейских авторов нет сомнения в том, что приход Спасителя был предсказан, и у всех упоминаются одни и те же обстоятельства, сопутствующие этому событию.

“В греческой рукописи XI века, содержащей текст из Минеи, говорится следующее:

“В тот же день, 25 декабря, поклонение магов. В те дни некий Валаам из страны персов взволновался и стал пророчествовать и многое другое, и это, а именно: что взойдет звезда от Иакова и сокрушит старейшин Моава. Остальные прорицатели и маги имели такое пророчество путем передачи. Наконец, дошло оно до троих магов — царей персидских, и они ждали, когда увидят звезду Христа, потому что она не сделала своей орбиты, как остальные звезды, с востока на запад, а к северу. Узнав, что звезда означает рождение великого царя, они отправились за звездой, и звезда остановилась над пещерой, в которой родился ребенок...”

В средневековой греческой литературе существовала тенденция отождествлять Заратуштру с Валаамом и Барухом, упоминаемым в Ветхом Завете. Первый из них был знаменитым предсказателем, жившим в Сирии в эпоху вторжения израильтян в Палестину, а второй — другом пророка Иеремии (VII век до н.э.), записавшим пророчества последнего”.

На наш взгляд, греческие летописцы вносили путаницу, упоминая вместо неизвестного им Зердушта имена других прорицателей, знакомых им по Ветхому Завету. А возможно, именно Валаам вспомнил старое пророчество Заратустры, когда пришел срок родиться Иисусу, и “взволновался”, поскольку становился историческим свидетелем исполнения предсказания.

По этому предсказанию новый Спаситель должен был прийти на рубеже Эры Рыб, на территории, управляемой созвездием Рыб (к ней относится и Палестина). Когда подошел указанный срок, зороастрийцы, зная пророчество Заратустры, астрологически и астрономически вычислили, где и когда произойдет рождение Иисуса.

П. Глоба считает, что путеводной звездой — знамением рождения Спасителя — стала комета в форме короны, которая в указанное время находилась в созвездии Ясли. Вспомним, что в Евангелии от Луки говорится, что Христос родился в яслях. Глоба не без основания полагает, что в данном случае под “рождением в яслях” имеется в виду не появление на свет в овечьем хлеву, а картина звездного неба, сопутствующая этому рождению.

“Где родившийся царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться ему”, — говорят волхвы, принесшие младенцу дары: золото, ладан и смирну.

Следует заметить, что волхвами, или магами, в то время называли персидских (зороастрийских) жрецов.

“Когда же Иисус родился в Вифлееме во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока”, — сказано в Евангелии от Матфея. С востока — из стран, проповедующих зороастризм, пришли знающие о предсказании Заратустры посвященные. Они выполняли священную миссию, славя дарами не только новорожденного младенца, но и мудрость своего пророка.

Считается, что, поднося новорожденному Иисусу золото, ладан и смирну, волхвы почтили его как царя, первосвященника и жертву. Но те же самые дары символизируют три касты зороастрийского общества и три вида хварны (печати Божией, избранности, миссии). В зороастризме выделяется хварна правителя, хварна священника и хварна воина. Символом царской харизмы является золото, жреческой — ладан, воинской — смирна, поскольку воины жертвуют собой во имя мира.

Раннехристианские художники рисовали одеяния волхвов именно персидскими: круглые войлочные шапки и штаны, длинный хитон-судрех. И именно эти изображения повергли в изумление захватившего Галилею царя Хосрова II, который, увидев их в вифлеемской церкви Рождества Христова и узнав в поклоняющихся Христу волхвах зороастрийских священников, пощадил ее, тогда как другие храмы безжалостно разрушил.

Христианская литература донесла до нас разные интерпретации имен пришедших в Вифлеем волхвов. В ранних текстах они названы Авимеле-хом, Охозатом и Фиколем, в средневековых — Каспаром, Балтазаром и Мельхиором, в других версиях — Хормиздом, Йездигердом и Перозой.

Последние имена - персидского происхождения и часто встречаются в списках царских династий Аркашидов и Сасанидов. Евангелия называют их иногда “тремя царями с востока”, так что вполне вероятно, что волхвы были знатного рода или занимали высокие посты в духовной иерархии.

Ссылаясь на древние источники, многие исследователи полагают, что Иисус проходил обучение в Персии и Индии. Евангелические тексты просто опускают этот период его жизни, повествуя о рождении, а затем сразу о возвращении в родные пенаты в возрасте... тридцати лет, как и говорил Заратустра.

Многие проповеди Христа близки к авестийским текстам, особенно это касается морально-этического учения, а использование красного вина и хлеба в обряде причащения повторяет зороастрийский обряд.

Итак, в тридцать лет явился Иисус, чтобы проповедовать. А что же за бесчисленная армия и победоносное оружие имеются в виду Заратустрой? Армия — бесчисленное множество последователей христианского учения, а победоносное оружие — Слово Божие, которое Спаситель донес до людей.

Буквально дословно говорится в Авесте о грядущем учении Спасителя, об обещанном воскресении из мертвых, “смертию смерть поправ”:

Сильное Кавиев Хварно...
Которое пристало
Спасителю благому
И тем, кто с ним идет,
В жизнь превращая создание
Без умирания, без увядания
И без нетления,
Вечноживущую, вечнорастущую
И самовластную.
Из мертвых восстанет
И явится вживе
Бессмертный спаситель
И мир претворит.

И всем последователям учения Спасителя обещано:

Бессмертными станут
Избравшие Истину...

И именно земную родословную Иисуса Христа многие исследователи возводят к династии Кавиев. Следовательно, о нем, царевиче из рода Кавиев, идет речь в предсказании.

Вообще-то разные авестийские тексты дают разные версия предсказаний грядущего, по-своему уточняя и дополняя сделанное когда-то изустно пророчество.

Основные же вехи, общие для различных толкований, таковы.

С момента получения Заратустрой откровений от Ахура Мазды мир просуществует еще три тысячи лет. Они разбиты на три тысячелетние эпохи. Первая — Эпоха Заратустры, а две другие — Эпохи двух Спасителей, которые должны прийти в мир.

Первый Спаситель родится. Имя ему будет Хушедар — “Растящий Истину”. Его встреча с Ахура Маздой (имеется в виду его душа-фраваши) продлится пятьдесят лет. Потом он пойдет в телесный мир, к людям. Он объяснит им сокровенный смысл ритуалов и обрядов, очистит веру их от манихейства.

Через четыреста лет после прихода первого Спасителя на землю обрушатся несчастья. Хлынет проливной дождь, который будет длиться многие годы без конца.

Зороастрийцы предупредят людей, что следует подготовиться к бедствию и запастись едой впрок. Люди так и сделают, но дождь не польет. Не будет его и на следующий год, и еще через год.

Три раза будут предрекать беду зороастрийцы, и трижды их предсказания не осуществятся. Люди объявят их лгунами и перестанут им верить.

Вот тут-то и хлынет дождь.

Он будет лить беспрерывно, прекратившись только трижды летом и трижды зимой в первый год, дважды летом и дважды зимой на втором году и один раз летом и один зимой -— на третьем году.

А на четвертом, в месяце Хордад, в день Дай при дне Мирх, повалит снег. Зима будет долгой и мучительной, и к ее концу люди и звери будут так истощены, что едва смогут держаться на ногах.

И тогда святой Артвахишта повелит людям не трогать животных, не убивать их, а заботиться о них, как о собственных детях.

Они послушаются приказа и отныне будут убивать и поедать животных лишь только тогда, когда смерть вплотную подступит к ним, дабы не пожрал их тела дэв тления.

Когда же Эра Хушедара завершится, в мир прийдет новый Спаситель, Хушедар-Маха — “Растящий Почитание”.

После его прихода солнце простоит в зените неподвижно двадцать дней и двадцать ночей. А сам Хушедар-Маха встретится с Ахура Маздой, и встреча продлится тридцать лет.

Явившись в мир, он принесет людям авестийские тексты, и люди станут поступать по закону и вере...

Итак, нам следует ждать еще одного Спасителя?

Многие века люди ждали “второго пришествия”. Особенно сильно вера в грядущего Спасителя, который должен “вот-вот появиться”, была на рубеже XVI—XVII веков. И вот почему. В одном из авестийских источников (“Бахман-яшт”) сказано, что Хушедар — “Растящий Истину” родится в 1600 году.

Что означает эта дата и по какому летосчислению она приводится — непонятно. Традиционному авестийскому она противоречит, а христианское еще не было принято в ту пору, когда писались эти яшты. Возможно, имелось в виду, что такое количество лет пройдет от пророчества Заратустры до рождения Спасителя.

Несмотря на то что Авеста еще не была известна в Европе, весть о том, что в указанный срок должен прийти Мессия, распространилась с быстротой будоражащих умы слухов. Только дату почему-то стали отсчитывать от Рождества Христова, по общепринятому в Европе счислению. Предсказание вызвало переполох, и многие напряженно ждали Судного дня и конца света. Вспомните, как фанатично верила в Мессию боярыня Морозова...

В указанный срок Спаситель не явился, и вера во “второе пришествие” стала угасать.

Кстати, в другом варианте — “Ривайате” — есть уточнение: Хушедар придет через тысячу пятьсот лет после Заратустры.

Общее во всех источниках одно: указано, что первый Спаситель явится не менее чем через тысячу лет после Заратустры, а может, и более. Тысячелетняя эпоха его правления следует за Эрой Заратустры. А второй грядет в последнее тысячелетие из отпущенных Ахура Маздой после прихода в мир Заратустры трех тысяч лет.

Но нигде, кроме “Ривайата”, нет указаний на точную дату. Да и там она привязана к Эпохе Заратустры. А ведь тысяча лет — достаточно большой временной разброс.

Скорее всего, в прорицании Заратустры под первым Спасителем имеется в виду Иисус Христос. Именно его появление подходит хронологически под “древнейшую” версию времени жизни пророка.

В этом случае мы возьмем на себя смелость не поверить утверждениям Пифагора о его личных встречах с Заратустрой. Мало ли с кем именно он встречался... Человеку свойственно ошибаться. Ведь Пифагор мог что-то недопонять и принять говорившего с ним об Учении Заратустры зороастрийца за самого Учителя...

А вот если мы остановимся на “лингвистической” версии, основанной на древности гатического диалекта, на котором была записана Авеста, то отправимся прямиком в XV век до н.э. То есть именно за тысячу пятьсот лет до Рождения Христа.

И этот же срок называется в Авесте (“Бахман-яшт”), но там первый Спаситель Хушедар будет сыном Заратустры. А Божественный царевич из рода Кавйев появится одновременно с ним.

“На это я вот что тебе отвечу, о Заратуштра верный, — сказал Ахура Мазда. — Как только приспешники Айшмы появятся на востоке, из озера Фраздану родится первый из Саошьянтов — Ухшйат-Эрета (Хушедар). твой сын. Он встретится со мною, великим Ахура Маздой. И тогда же родится Божественный царевич из династии Кавиев”.

Был ли Христос только царевичем из рода Кавиев, или же в Его лице пророчества объединили “Божественного царевича” с Хушедаром, сейчас сказать трудно. Так же, как невозможно сейчас узнать, случилось ли через четыреста лет после его рождения глобальное наводнение, за которым последовала затяжная зима, и на какой территории разразилось это бедствие.

Возможно, и было об этом сказано в каких-либо летописях, да они за давностью лет утеряны...

Согласно Авесте, Эра Христа должна была продлиться тысячу лет. А вслед за ней наступит Эра второго Спасителя — Хушедар-Маха.

“В следующую Эру —Эру Хушедар-Маха явится праведный Пешотану и будет покровительствовать этому миру. Люди к тому времени будут обладать премногими знания ми, особенно в медицине”.

Но сколько мы ни напрягали память, сколько ни рылись в мифологических и теологический справочниках, в конце I — начале II тысячелетий н.э. не было отмечено ни одного события, хотя бы косвенно указывающего на рождение обещанного Хушедар-Маха.

Через тысячу лет после Христа, в 999 году, многие ожидали Мессию, тем более что кроме заратустровского предсказания эта дата ассоциировалась и с “числом зверя”, указанным в Библии. 999 — перевернутое 666. Но ничего не произошло...

Так следует ли нам ждать второго Мессию?

Пришествие Мессии

В Авесте сказано еще и о третьем Спасителе, который явится в мир.

Когда Эра Заратустры, Эра Хушедара и тысячелетняя Эра Хушедар-Маха подойдут к концу, в священном озере Кансу (Кансава), в котором Заратустра оставил свое семя, выкупается прекрасная, богоизбранная девушка. Ее имя будет Виспатаурвари. Именно ей суждено стать матерью третьего Спасителя — Саошьянта (“Воплотившего Истину”), который одновременно будет являться сыном пророка Заратустры.

И с его приходом в мир Ахура Мазда начнет свой Фрашкард (Фрашокерети) — последнюю, окончательную битву со Злом, в которой оно будет полностью истреблено.

Ангро Майнью и его дэвы будут побеждены и уничтожены, и праведники воскреснут. Все благие творения Ахура Мазды обретут вечную жизнь.

Но когда это произойдет?

Сейчас подходит к концу второе тысячелетие от Рождения Христа. По сути, это Эпоха Хушедар-Маха, второго Мессии. Но он еще не являлся в мир... Ведь не могло же человечество “не заметить” прихода Спасителя?

И вот здесь начинаются разногласия.

Одни толкователи считают, что в Авесте указывается тысячелетняя эпоха, в течение которой придет Мессия. А она еще не окончилась. Есть у нас еще годик-другой. И многочисленные пророчества даже называют дату его прихода — 1999-й.

Вот как видит это событие Нострадамус (центурия 10, катрен 72):

В году тысяча девятьсот девяносто девятом (и) семь месяцев,
С неба явится великий Король устрашения,
Восстановить великого короля из Ангумуа,
До и после того Марс будет счастливо царствовать...

И этот, грядущий, будет вторым...

Или третьим?

Ведь по-своему правы и те, кто считает, что истекает отпущенный Ахура Маздой срок. Больше трех тысячелетий прошло после рождения Заратустры. Наступает “конец времен”, предсказанный в Авесте.

Был второй Спаситель или нет, уже не важно, поскольку настает время третьего — Саошьянта, а вместе с его приходом начнется и последняя битва со Злом...

Восстанет Астват-Эрета
Из озера Кансава,
Гонец Ахура Мазды,
Сын Виспатаурвари,
Размахивая грозно
Оружием победным.
Которое Трайтона
Носил с собой, когда он
Убил Дахаку Змея.

В те дни, когда в мир явится последний Саошьянта, тридцать дней в тридцать ночей золотая колесница Михра неподвижно простоит в зените небес.

Целый месяц солнце не должно заходить над горизонтом. Для средней полосы это немыслимо, разве только произойдет какая-либо астрономическая катастрофа...

А может быть. Спаситель родится в летний период, там, где в это время длится нескончаемый полярный день?

Ведь были пророчества, что грядущий Спаситель родится в России... Можно даже уточнить: он появится на свет летом, за Полярным кругом.

Он разума глазами
Окинет все творенья
Без безобразной Лжи,
Весь мир увидит плотский
Глазами благодати,
И сделает бессмертным
Взгляд этот плотский мир...

...Благая Мысль одержит
Победу над Злой Мыслью,
Речь лживая правдивой
Будет побеждена,
А Целость и Бессмертие
Осилят Голод с Жаждой,
И Голод злой, и Жажду
Они сразят навек.
И злобный Ангро Майнью,
Своей лишившись власти,
Бессильный убежит.

И начнет Саошьянта готовить людей к последней битве со Злом, и Ахура Мазда завершит задуманное, учинив над неправедными Страшный суд.

Так ждать ли нам Страшного суда уже при нашей жизни? Или у нас впереди еще целая тысячелетняя эпоха, которая грядет после второго Спасителя, Хушедар-Маха?

Фрашкард, или Страшный суд

“Откровение” Иоанна Богослова сообщает: “И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели.

И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святой и Истинный, не судишь, не мстишь живущим на земле за кровь нашу?”

Много веков подряд множество поколений со страхом и благоговением ждут обещанного Судного дня.

И авестийцы, и христиане, и другие религии описывают в своих священных книгах грядущее событие. Они дают ему разные названия, но суть от этого не меняется.

В “Откровении” Иоанна Богослова, знаменитом Апокалипсисе изложена христианская версия последней битвы Добра со Злом.

“И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.

Он взял дракона, змея древнего, который есть дьявол и сатана, и сковал его на тысячу лет;

и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет...”

А через тысячу лет, после первого воскрешения,

“дьявол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков...”.

Авестийский “Бундахишн” приводит свою версию:

Первые люди Машйа и Машйои, выросшие из земли в виде ревеневого куста, сначала могли насытиться одною водой. Потом они стали есть растения, позже пить молоко и, наконец, отведали мясо животных. При приближении смертного часа они отказываются от пищи бренной в обратном порядке: перестают есть мясо, пить молоко, есть хлеб, и лишь вода необходима им до самой смерти.

И когда приблизится время прихода последнего Саошьянта, люди будут сыты от одного священного хлеба три дня и три ночи. Они откажутся и от мяса, и от молока, а за десять лет до прихода Саошьянта потеряют аппетит даже на овощи и станут пить одну лишь воду.

Они будут обходиться без пищи и не будут при этом умирать...

Не знаем, можно ли считать, что описанный в Авесте период соответствует нашему нынешнему экономическому положению. Но во многих регионах, где люди годами не получают зарплату, живут они и без мяса, и без молока... Овощи да вода составляют весь рацион. И ведь живут как-то, не умирают... А как, одному Богу известно...

И не важно при этом, что в Америке царит экономическое благополучие. Мы уже упоминали, что авестийское учение берет начало с нашей земли, сюда оно вернется, и, следовательно, в первую очередь предсказания и описания Фрашкарда относятся к нашей стране.

С наступлением Судного дня старый мир исчезнет и возникнет новый мир. Но он возникнет не из прошлого, а сам по себе.

Когда Саошьянт спустится на землю из царства Бесконечного Света, первым ему встретится благородный Кей Хосров, славный многими подвигами. Он станет земным царем и будет править пятьдесят семь лет. А Саошьянт будет при нем мобедом.

А когда минет пятьдесят семь лет, все уже будет готово к воскрешению мертвых.

Создавая мир, Ахура Мазда создал кости людей из земли, кровь из воды, волосы из растений, а жизнь из огня. И с наступлением Фрашкарда сперва возникнут кости Гайа Мартана, Машйа и Машйои, а затем и остального человечества.

Кто был праведен и кто был грешен — каждый воскреснет в том месте, где встретил смерть свою.

Солнце воссияет с новой силой, половина его сияния отойдет к Гайа Мартану, а половина — к остальному человечеству. Тела и души воскресших узнают друг друга. Муж узнает жену, дети родителей, а родственники друг друга. А кто был одинок в прошлой жизни, теперь обретет свою семью.

Итак, все — и праведники, и грешники — воскреснут и возрадуются, обретя вновь утерянных близких.

А затем состоится собрание Садвастарана, и на нем всем будут продемонстрированы их добрые и злые помыслы, речи и дела. И грешники будут выглядеть там; как белая овца среди черных... (говоря по-русски, как белая ворона).

И возмутятся грешники, обвиняя праведников в том, что те знали Истину, да не открыли ее им.

И праведники устыдятся, что не отдали все свои силы, чтобы наставить грешников на путь истинный.

А затем отделят грешных от праведных. Грешники низвергнутся в ад, а праведники вознесутся на небеса.

Три дня и три ночи страдать будут и те и другие. Грешники — от адских мучений, а праведники — от разлуки со своими грешными родными и друзьями, которых могли они словом Истины наставить на праведный путь. И называется эта мука “Наказание трех ночей”.

И придут Саошьянту на помощь бессмертные Рату: Агрерат (Гопатшах), Тус, Пешотану. Сопровождать их будут пятнадцать юношей и девушек. Из звездной сферы явится на землю Гочихар, и земля содрогнется.

Огонь расплавит металл Шахревара, и он потечет по земле горячей рекою. И в этом огненном потоке будет уничтожено все грешное и злое. Для грешников этот поток будет раскаленной лавой, а для праведных покажется теплым, как парное молоко.

Затем те, кто перешел через поток, вновь соберутся пред очами Ахура Мазды. Саошьянт совершит ритуал, принесет в жертву быка Хадайаша, из его жира и сока Хаомы приготовят божественный напиток — Хуш. Люди выпьют его и станут бессмертными на веки вечные.

Те, кто умер в старости, сделаются сорокалетними мужами, а умершие младенцы и дети станут пятнадцатилетними отроками. Каждому мужчине будет дана жена, а женщине -— муж, но дети у них рождаться уже не будут.

И каждому воздается по заслугам за все, что было содеяно в прошлой жизни. Кто не жертвовал одежду в священный дар — останется голым, кто чревоугодничал — будет голодным, кто прелюбодействовал — станет мучиться муками ревности.

А потом настанет заключительный акт пьесы под названием “Мироздание”, созданной гением Ахура Мазды. Он захватит Ангро Майнью и его приспешников, взмахнет поясом кусти, произнесет молитву “Ахунвар”... И сгорят злые исчадия ада в огненном потоке, Зло и Тьма превратятся в пепел и сгинут навеки.

После этого не будет больше ни холодов, ни снега, земля станет цветущей равниной. Лик ее разгладится, исчезнут горы и впадины. Даже та гора, что поддерживает мост Чинват, перестанет существовать.

Похожую картину рисует и Апокалипсис:

“И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими...”

“И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет...”

Описание Страшного суда — Фрашкарда -— совпадает порой даже в деталях.

“Из тела волка выйдет дэв в виде черной саранчи”, - пророчит Авеста.

“И из дыма вышла саранча на землю, и дана ей была власть, какую имеют земные скорпионы”, - говорится в Апокалипсисе.

А чем больше идентичных свидетельств, тем больше веры в то, что все предсказанное должно исполниться...

Страшный и волнующий это момент — приближение Судного дня...

У нас, влачащих свой жизненный путь, он вызывает скорее страх, чем восторг. Ведь сначала предстоит испытать смерть мучительную, пройти через ужас последней битвы, а уж потом обрести обещанное Воскресение.

И поэтому совершенно естественно, что каждый втайне желает, чтобы Страшный суд наступил как можно позже, по крайней мере не при его жизни...

И каждого из нас волнует вопрос: когда же?!

Ссылаясь на “Откровение” Иоанна Богослова, многие считают, что Апокалипсис уже наступил и нашему поколению выпало жить в мучительную “эпоху перемен”. И в качестве подтверждения приводят Чернобыльскую катастрофу, которая предрекалась в “Откровении”... Чернобыль по-украински “полынь”.

Тринадцать лет назад эти строки цитировал каждый:

“Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.

Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки...”

П. Глоба выдвигает другую версию названия “звезды полынь”. Это “Звезда горьких трав” по персидской книге “Джамасны”, известная нам под именем звезды Тубан из созвездия Дракона.

Две тысячи лет назад, при рождении Христа и появлении Вифлеемской звезды — кометы, она была Полярной.

Многочисленные мифы о битвах героев эпосов с Драконом или Змеем вполне могут подразумевать не земной бой, а расположение светил.

И самое интересное — астрономы совсем недавно установили, какое же небесное тело стало знамением и вело за собой волхвов. Открытие это по-своему знаменательно.

Японский астроном Хиакутаке открыл названную его именем яркую комету... 25 декабря 1995 года, в ночь на Рождество Христово. Приблизилась к Земле она 21—26 марта 1996 года, в день весеннего равноденствия и рождения Заратустры. Исчезла из поля видимости 8 сентября — в день рождения Девы Марии.

Стоит добавить лишь одно — цикл возвращения кометы Хиакутаке равен двум тысячам лет.

Столь знаменательно отметив свое возвращение к Земле, Вифлеемская звезда начинает отсчет времени Апокалипсиса, времени грядущего Фрашкарда... поскольку пришла она к нам... от звезды Тубан — звезды Полыни...

Итак, уже настает предсказанный “конец времен”?

И придет Саошьянт, и станет советником при Кей Хосрове...

Интересно, кто скрывается под этим именем? Какому правителю суждено править целых пятьдесят семь лет? Или речь идет не о конкретном человеке, а о целом общественном строе? В каком году нашей новорожденной демократии исполнится пятьдесят семь?

Загадки... вопросы...

Вот только, кажется, не осталось у нас уже времени на выдвижение гипотез и перебор вариантов.

Скоро разгадка явится сама собой, во всей своей сокрушающей очевидности.

Пророчество Заратустры в славянских мифах

“Дева породит Божича (Сына Божия). Повитухою будет Жива. Свершится это в пещере на горе сарацинской. Запляшут над пещерой в небе Месяц и часты звездочки. А от горы увидят в ночи сияние, как от Солнца. Сбегутся к этой пещере сорок царей, сорок князей, сорок волхвов от всех городов. Увидят у Младенца в руках они Книгу Ясную. И Книга будет учить волхвов, и князей, и царей земли. И сделается та сарацинская гора — золотая”.

Нет, это не текст из Авесты, хотя очень похоже, и не одно из апокрифических Евангелий. Это — древняя славянская легенда, которой уже несколько тысячелетий.

Каким же образом стала возможной перекличка изустного творчества древних славян и священных текстов Авесты?

Здесь нам придется вернуться к версии о рождении и странствовании пророка Заратустры по русской земле. Именно здесь, по нашему убеждению, он начал проповедовать свое учение и пророчествовать о грядущем.

Интересно, что археологи и лингвисты в современных исследованиях находят много общего между верованиями восточных славян и иранцев. Только они полагают, что это иранские верования были занесены на территорию Руси. Нам же представляется, что процесс шел в обратном направлении, одновременно с распространением с русской земли на восток зороастризма.

Известная по многочисленным народным сказкам Жар-птица не что иное, как Симург — сияющая птица (дословно с авестийского). Симург в иранских верованиях тоже волшебная птица. Однако именно русских в персидской поэме “Хагани” (XII в.) называют симургами. Почему? Какие есть основания называть соседний народ именем своего божества?

Или же это признание того, что культ Симур-га заимствован у русских? Ведь одним из главных божеств киевского пантеона был Симаргл (Семаргл) — Симург, и посвященные ему ритуалы были связаны с возжиганием огня.

А иранский культ земли отчетливо перекликается с нашей “землей-матушкой”...

И вплоть до XVII века женщины на Руси молились женскому божеству Макоше, которая могла исполнить за них домашнюю работу. Она удивительно напоминает Апи-Анахиту (Окшо) — многорукую богиню. А еще больше Мануш — внучку легендарного Арьи, сына Траэтаона.

Кстати, армяне почитают своей покровительницей богиню Анаит, или Анахит, которая является женой Арамазда — верховного бога, явно ведущего свое название от Ахура Мазды.

Таких примеров дублирующихся культов можно привести великое множество.

Так что вполне возможно, что в персидский эпос были перенесены божества славянских мифов. Легенды и сказания древних славян распространялись совместно с учением Заратустры. На Руси они позже были вытеснены христианством, а в персидских странах сохранились вместе с авестийским учением дольше, до исламской экспансии;

Естественно, за много веков они претерпели изменения, были дополнены и переосмыслены сообразно с новыми условиями.

Итак, мы полагаем, что перекличка древних славянских легенд с пророчеством Заратустры не случайна. Это... одно и то же пророчество, которое, в отличие от текстов Авесты, не было записано, а передавалось из уст в уста именно на той территории, где и было сделано.

А вот писанная руническим письмом “Велесова книга”, собравшая многие славянские культовые и летописные тексты, огорошивает новым открытием:

“Во времена цесаря Тиверия жил благочестивый муж именем Иако, галилеянин. Он владел многочисленными стадами и молил богов, чтобы его род не пресекался. Но дочь его была — Дева, не знавшая никогда мужа, идущая путем тайным. Однако мольба Иако услышана была Дажьбогом, ибо наступило Время Его. И Дажьбог пришел в наш мир: у Девы родился Младенец. И окружало младенца ясное облако — Божий знак. И вот мы отправились, имея дары Богу нашему, нашли Его и рекли хвалу: Будь благословен. Царь, ныне, присно и от века до века! И, так Его почтив, возвратились”.

“Велесова книга” записана еще докириллическим письмом — руническим, именуемым “влесами”. Влесы вырезались на деревянных дощечках, что было очень трудоемким занятием. Датируют “Велесову книгу” никак не позднее IX века, а может, и ранее. Причем “ранее” охватывает от нескольких веков до тысячелетия.

Так кто же такие “мы”, поклонившиеся младенцу Христу?

Сохранившиеся на территории Руси последователи зороастризма, знавшие пророчество Заратустры и поспешившие приветствовать “нового Царя”?

Может быть, это еще одна “делегация” к месту рождения Спасителя, пришедшая на сей раз с земли Русской?

Ведь в одном из Евангелий говорится о “трех царях из трех стран”, пришедших поклониться Христу. А говоря о пророчестве Заратустры, мы приводили уже три версии имен волхвов (всего упоминается девять имен)...

Так, может быть, было трижды по три?

Может быть, к колыбели Иисуса пришли три делегации из трех земель, в которых знали о грядущем рождении Спасителя?

И тогда нет противоречия в свидетельствах об именах сих волхвов. Каждая традиция называла “своих” членов делегации.

Одна была персидской (зороастрийские жрецы), вторая — российской (возможно, тоже последователи Заратустры), а третья...?

Сие пока неизвестно. История еще не до конца приоткрыла свои тайны.

Удивительно в данной расшифровке “Велесовой книги” то, что более чем за тысячу лет до принятия Русью христианства посланцы с земли древних славян поклонились младенцу Христу...

Дэвы с алыми стягами

Итак, наши далекие предки были свидетелями исполнения пророчеств Заратустры. Но и нашим современникам выпало самим пережить то, что было предсказано пророком несколько тысяч лет тому назад.

“О Заратуштра Спитама, — ответил Ахура Мазда, — после приспешников Айшмы явится новый дэв — дэв Шедаспих Килизиякх из страны, где некогда правил Сайрима, сын Траэтаоны.

Алое оружие у его приспешников будет, алые дэвовские знамена, алые шлемы. Перед их нашествием Солнце, Луна и небесные светила явят предостерегающие знаки. Луна окрасится в разные цвета, начнутся землетрясения, ветры сделаются яростными, как никогда...”

Вот как описывал грядущее нашествие Ахура Мазда, давая откровение своему пророку. Кто же явился на землю, разворачивая над своей ордой алые стяги?

Какой, по-вашему, может быть ответ? Именно те, кто сделал в нашей стране революцию, подменив истинные ценности ложными, заменив пантеон святых пантеоном героев революции, написав “новые жития” руководителей государства, разрушив храмы, растиражировав вместо иконописных ликов портреты своих “святых”.

По алым знаменам вы узнали их. А по алым шлемам? По тем самым буденовкам, которые новоявленная армия надела на головы, реквизировав их с царских военных складов?

Любопытная деталь: знаменитая буденовка была создана в качестве головного убора в новой форме царской армии, так же как и поперечные нашивки на шинелях. Новая форма была выдержана в древнерусском “богатырском” стиле, и шлем, и нашивки в ней были... алого цвета.

Да вот беда — не успела царская армия примерить обновку. Готовые комплекты формы так и остались на складах, когда началась в стране кутерьма с властью...

И вот выходит, что досталась она... по назначению, став предсказанным опознавательным знаком дэвовского племени.

Накануне октябрьского переворота и солнце, и луна действительно делали предупреждающие знаки. Гороскоп события, произошедшего, как и прочие многие бедствия, под знаком Скорпиона, недвусмысленно предвещал опасность, от вооруженного захвата власти.

Помните знаменитую ленинскую фразу: “Двадцать четвертого рано, двадцать шестого поздно...”?

Удивительно прозорлив был Ильич. Именно двадцать пятого был тот единственный день, когда им сопутствовала удача. Неужели просто угадал? Неужели не знал предсказаний и не разбирался в астрологических тонкостях?

“Снова, о Заратуштра, бедствия обрушатся на маздаяснийскую землю. Айшмовские дэвы, подпоясанные кожаными ремнями, приспешники Шедаспиха Килизиякха воинственны и кровожадны...”

Очень скоро новая власть показала свое истинное лицо.

Вся страна в страхе прислушивалась по ночам к стуку в дверь. Чекисты в кожаных куртках, перепоясанные кожаными ремнями, вершили свой скорый и неправый суд.

По некоторым данным, количество жертв от репрессий сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне.

Иначе чем нечеловеческой кровожадностью подобный геноцид собственного народа трудно объяснить.

Любопытно, что это пророчество на протяжении веков трактовали по-разному. Каждое новое поколение считало, что именно их бедствия и именно их враги описаны Заратустрой.

И воинов Александра Македонского считали полчищем дэвов, и византийцев. А имя дэва Килизиякха даже отождествляли... с Екклезиастом, хотя автор “философских” библейских откровений никогда не собирал воинов для похода. Воины Македонского были подпоясаны кожаными ремнями, а знамена Великой французской революции, тоже весьма кровавой, были именно алыми. И все же мы осмеливаемся настаивать на дате 1917-й.

Что касается Александра, то далее в пророчестве о нем говорится прямо: истекут дни безнаказанного Зла... и проклятого Искандара. Именно Искандаром звали Македонского зороастрийцы, и не было смысла шифровать его имя.

К тому же дав Айшма (Буйство, Ярость) в Авесте изначально выступает как дав разнузданности и греховного своеволия. И в пророчестве этими именно качествами будут обладать его приспешники.

И явятся они из “страны, где некогда правил Сайрима. сын Траэтаоны”. О какой же стране идет речь? Где следовало ожидать нашествия “дэвов с алыми знаменами”? Не ошиблись ли мы, полагая, что речь идет о нашей земле?

О нет... Ведь завистливый и злобный Сайрима вместе со своим братом Туром убили третьего брата — кроткого Арью, любимого сына Траэтаона. Того самого Арью, от которого пошли арийские народы и который лишь двенадцать лет успел поцарствовать в Арьяна Вэдже (на территории нашей страны?).

По более поздней традиции после раздела царства Сайриме выпало претить на западе, и именно оттуда, с запада, пришло к нам учение Маркса, которому следовали “айшмовские дэвы”.

Да и теперь уже, после исполнения пророчества, эти уточнения кажутся лишними. В справедливости слов Заратустры мы имели несчастье убедиться воочию.

Мудрость на вес золота...

Итак, Заратустре было сорок два года, когда пришел конец его бедствиям. Он стал главным царским советником, ему воздавали почести, его награждали и любили.

Но для него было главным совсем другое: его учение об Ахура Мазде, его светлая маздаяснийская вера превращались из убеждений гонимого, отверженного одиночки в государственную религию Дрангианы.

Эта древнеиранская область расположена в бассейне озера Хамун и низовьях реки Гильменд, на пограничных территориях современных Ирана и Афганистана. То есть можно считать установленным, что официальный зороастризм начал распространяться именно оттуда. Напомним, однако, что для пророка эта страна была чужбиной. Он пришел сюда издалека и здесь наконец обрел благополучие и покой.

Виштаспа собрал целый штат самых искусных писцов и повелел записывать все слова Заратустры золотом на воловьих шкурах, а законченные рукописи помещать в сокровищницу как самое дорогое, что он имел.

Всего таких шкур, по преданию, было двенадцать тысяч — по аналогии с зороастрийским летосчислением. Это и было первой, полной записью Авесты.

Легенда гласит также, что великий пророк и поэт сочинил два миллиона стихов. Человеческий рассудок отказывается поверить в такое. Но ведь Заратустре “надиктовывал” сам Бог, а божественное вдохновение учету не поддается, рациональным объяснениям тоже. Так что все может быть...

К несчастью, из-за варварского уничтожения Александром Македонским сей уникальной библиотеки, состоявшей из одной гигантской фундаментальной книги, проверить эти сведения невозможно. Что ж, пусть они остаются красивой легендой...

Зато до наших дней сохранилась идиома: “это надо записать золотыми буквами”, применяемая к самым ценным мыслям...

Как сообщается в “Денкарте”, к Заратустре в этот период его жизни приходили советоваться не только по духовным вопросам. Он слыл величайшим знатоком в вопросах медицины, движения небесных светил и планет, лучших способах вести хозяйство, географии...

Да и немудрено, ведь он столько странствовал по свету, повсюду черпая знания. Он своими глазами видел те реки, долины и горы, о каких оседлые иранцы только слышали от путешественников. А его чудесное исцеление на глазах у Виштаспы, возможно, эпизод не вымышленный, а описание неких реальных навыков, сходных с опытом индийской йоги или аналогичных школ...

До нас дошли и подробности личной жизни Заратустры. Авеста рассказывает, что еще в юности, до ухода из отчего дома, он, послушный настояниям отца, собирался жениться. Родители тогда подыскивали ему невест, но он отвергал девушек одну за другой, так как они отворачивали от него лицо, а он желал поглядеть в глаза своей нареченной. И брак тогда не состоялся — юноша ушел странствовать.

Теперь же, обзаводясь семьей, он исполнял завет не только Порушаспы, но и самого Ахура Мазды, данный ему во время Откровения. Грешен и несчастен маздаясниец, не оставивший после себя потомства. Дети — это даже лучше, чем личное бессмертие. Дети — это и есть бессмертие, пока стоит этот мир и не свершился последний Суд.

Заратустра был женат дважды: один раз на вдове, другой— на девственнице.

Женщина, потерявшая мужа и вторично выходящая замуж, называлась “служащей” женой. Она родила Заратустре двух сыновей. Их звали Урватат-нара и Хвара-читра. Возмужав, они избрали для себя разные занятия: первый стал скотоводом и земледельцем, второй — отважным воином.

Целомудренная девушка, впервые вступающая в брак, причем непременно с согласия родителей, называлась женой “правящей”. И от этой молодой жены у Заратустры было четверо детей. Первый из них, сын Исад-вастра.стал впоследствии верховным жрецом зороастрийской религии. У него было три сестры: Френи, Трити и самая младшая, Поручиста (что переводится как “многообученная”).

Но лишь одна из жен, та, что была девственницей, останется после воскрешения с Заратустрой. Вдова после смерти станет принадлежать своему первому мужу. Более того, один из прижитых во втором браке детей тоже отойдет к первому супругу. Так что Урватат-нара на небесах обретет другого отца.

Мы знаем даже имя одного из зятей Заратустры — Джамаспа. За него вышла замуж Поручиста. Свадьба была пышной и многолюдной: сам царь Виштаспа почтил ее своим присутствием.

До нас дошли наставления, которые дал Заратустра дочери на том брачном пиру — он поучал, как должна вести себя настоящая арийская замужняя женщина.

Казалось бы, все складывается теперь в жизни пророка благополучно. Даже кровавая война с кочевниками, которой так опасался Виштаспа и которая все-таки грянула через восемнадцать лет после обращения царя, напрямую на жизни и судьбе Заратустры никак не отразилась.

Так и хотелось бы сказать: и жил он счастливо до глубокой старости.

Да, Заратустра дожил до старости, но мог бы жить и дольше и многое еще успеть сделать.

Жил на свете и человек, который всю свою долгую и нечестивую жизнь вынашивал планы уничтожения пророка. Его звали Брат-реш Тур.

Давным-давно, ровно семьдесят лет назад, он со злым умыслом посетил дом Порушаспы вместе со своим сообщником колдуном Дурасробом, так бесславно скончавшимся. Тогда он не смог убить безвестного мальчика, теперь он, сам дряхлый старик, мечтал убить прославленного старика.

Как он отыскал Заратустру? Следовал за ним в течение долгих лет? Или до него лишь теперь докатилась слава основателя новой религии? Скорее второе...

Как бы то ни было, он оказался в Дрангиане и по-воровски пробрался в дом Заратустры.

Он застал пророка молящимся.

Трусливый Брат-реш Тур не осмелился поглядеть своей жертве в лицо. Он занес остро наточенный меч и вонзил его Заратустре в спину...

И сам тут же испустил дух.

По преданию, великий пророк прожил семьдесят семь лет и сорок дней.

О своей насильственной кончине он, провидец, знал заранее. И быть может, последние сорок дней готовился к ней — в затворничестве возносил молитвы Богу? Не исключено, что эти предсмертные молитвы в более поздних религиозных традициях превратились в те самые посмертные сорок дней, когда душа покойника еще с нами.

Но и когда Заратустра перешел через широкий и прочный мост Чинват и, миновав вершину Хара Березайти, ступил в Дом Хвалы, фраваши его, наверное, слышали доносящиеся с земли голоса.

Все новые и новые приверженцы его Учения, обращаясь в маздаяснизм, произносили слова священной клятвы — зороастрийского “Символа веры”. Послушаем же и мы, как она звучала...

“Считаю себя молящимся Мазде, заратуштровским. противодэвовским, учащим Ахуре, слабящим Бессмертных Святых, молящимся Бессмертным святым.

Ахура Мазде Благому, благостному, все благо признаю праведному, лучезарному, благодатному...

Отрекаюсь от единения со злыми, злобными, зловредными, пагубными дэвами. самыми лживыми, самыми тлетворными, самыми злополучными из всех существ, от дэвов и дэвовских, от чародеев и чародейных и от всех, кто насилует живущих, мыслями, словами, делами и обличьем отрекаюсь от единения со лживым, сокрушающим...

Молящимся Мазде, заратуштровским, считаю себя прославлением и исповеданием. Славлюсь благомыслием мысли. Славлюсь благословием слова. Славлюсь благодеянием дела”.

Не поклониться его могиле...

Можно считать почти точно установленным, что Заратустра погиб именно в Дрангиане. И все-таки место его смерти, как и место рождения, оспаривается. Высказывались мнения, что могила его, как и могила его учителя (?), в Аркаиме. Слышались также голоса, высказывающиеся в пользу Атропатены (Южный Азербайджан), которая действительно была когда-то одним из крупных центров зороастризма. Азербайджанцы, несмотря на тотальное распространение ислама (а мусульмане повсеместно беспощадно истребляли маздаяснийскую религию и ее приверженцев), тем не менее до сих пор почитают как национальную гордость находящуюся на их территории Долину Огней, связывая ее с пребыванием тут самого Заратустры.

Однако в эти споры вступать нам кажется бессмысленным. Потому что у пророка Благого Бога Ахура Мазды... в принципе не могло быть могилы.

Дело в том, что погребальный обряд зороастрийцев выглядел весьма своеобразно и, на наш современный взгляд, даже дико. Но для маздаяснийцев он был связан с пониманием ритуальной чистоты.

Вот что писал по этому поводу древнегреческий историк и географ Страбон, живший в I веке до н.э.: “Каспийцы умерщвляют голодной смертью людей, которым за 70 лет, и выбрасывают их трупы в пустынные места; затем они наблюдают издали: если увидят, что птицы стаскивают трупы с носилок, то считают покойников блаженными, если же дикие звери и собаки — то менее блаженными; если трупы никто не утащит, то считают их несчастными”.

Древний ученый конечно же хватил через край: ни о каком умерщвлении людей голодом (кроме разве что преступников, приговоренных к казни) речи быть не могло. Да мы ведь знаем, что и возраст Заратустры, как и возраст его убийцы, перевалил за семьдесят. Но в остальном Страбон не так уж далек от истины.

Авестийцы считали, что в момент смерти священный огонь Атар, вместе с фравашами, покидает тело, и с этого момента оно становится добычей злостного дэва тления и разложения Асто Видоту, опасного для всего живого. Поэтому прикасаться к мертвецу обычный человек не должен ни при каких обстоятельствах.

Оплакивать же умершего близкого человека можно не более трех дней, да и то заочно. Возможно, первоначально этот обычай возник после некой эпидемии, например чумы, когда соприкосновение с трупом действительно могло быть гибельным.

Фраваши же покойных в любом случае считаются страдальцами, ибо они прошли “ужасный, страшный, гибельный путь: рознь души и тела”.

Трупная муха, земное воплощение дэва тлена, поражает также одежду, ложе, жилище покойника. Поэтому умершего погребали только обнаженным.

В зороастрийском обществе имелась единственная замкнутая каста — насукаши (“имеющие дело с трупом”). Это была своеобразная похоронная бригада. Лишь принадлежащим к ней разрешалось заниматься погребальными обрядами, для остальных людей на это был наложен строжайший запрет.

Два специально подготовленных человека из этой группы должны были — тоже будучи обнажены, чтобы потом очиститься при помощи воды или коровьей мочи, — отнести тело на возвышенное место и уложить его там на кирпиче, камне, извести или другом изолирующем труп от земли сухом веществе.

Затем мертвого закрепляли там за ноги и волосы, чтобы останки не были разнесены к почве, воде или огню и не осквернили священные стихии. Переносить труп в одиночку — тяжелейший грех.

Как правило, для такой цели строились специальные возвышающиеся над землей сооружения — дахмы. На них тело оставалось до тех пор, пока кости не окажутся обглоданными хищными птицами, собаками или хищниками. Есть сведения, что в богатых домах для этой цели специально выращивали особых собак, а бедняки должны были довольствоваться дикими.

Впоследствии дахмы нужно было срыть — никаких памятных погребальных сооружений, типа надгробных памятников, курганов или пирамид зороастрийцы не оставляли.

Только позже, ко времени царствования Кира II или Дария I (VI—V века до н.э.), да и то лишь владык, перестали оставлять на свежем воздухе. Но и тогда их гробницы устраивались в безлюдных местах. Склепы вырубались в скалах или обкладывались камнем, чтобы оградить от осквернения землю. По свидетельству Геродота, иногда трупы для этой же цели покрывались воском.

По дороге, где несли тело, нельзя проходить ни людям, ни скоту, там нельзя возжигать огня до тех пор, пока трижды не проведут по ней белую собаку, желтоухую и четырехглазую. А если остались сомнения, что ей удалось отогнать злостного дэва тления, то надлежит ей там пройти шесть раз.

И лишь после этого жрец допускается туда, чтобы пропеть победоносную “Ахуна Вайрью”...

Вот почему нет и не может быть могилы у Заратустры. Мы не можем возложить ему, по нашему обычаю, цветы. Но мы можем поклониться его бессмертному духу.

А цветы...

Они нам помогут в другом.

Авестийцы никогда не изображали Бога и Бессмертных Святых в антропоморфном, человеческом, телесном облике: ведь, согласно учению Заратустры, Ахура Мазда — это Благой Дух, невидимый для обыкновенного человека, так же как и все Амеша Спента. Лишь пророкам они могут, в виде величайшего исключения, являться в виде людей. Молиться же зороастриец должен не иконе, не скульптуре, а лишь живому пламени — и в самом деле, в нем можно увидеть все, что подскажет воображение...

Зато у всех благих сущностей есть земные воплощения: это животные и растения.

Воплощением Ахура Мазды, например, считались мирт и хорошо знакомый нам жасмин.

Поставьте же в воду перед собой ветку с благоухающими белыми цветками — скромными и совершенными в своей простоте. И вы, возможно, ощутите аромат той древней религии, которая так много ценного оставила нам, ныне живущим...

 
 

Назад Наверх
Web-дизайн: 2003 К.М.ПастуховаП.А.Свиридов